current

Манифест блоггера

Пожалуйста, прекратите оставлять мне недовольные комментарии и слать возмущенные письма. Это мой блог. Я его создал, я регулярно его обновляю, и мне лучше известно, каким он должен быть. Возможно, вам кажется, что этот блог можно как-то улучшить? — Какая чушь! Он именно такой, каким я его задумал. Ваше мнение мне неинтересно.

См. иллюстрацию 1.


            ---------------------------
            !            -            !
            !           { }           !
            !           | |           !
            !           | |           !
            !        .-.! !.-.        !
            !      .-!  ! !  !.-.     !
            !      ! !       !  ;     !
            !      \           ;      !
            !       \         ;       !
            !        !       :        !
            !        !       |        !
            !        |       |        !
            !                         !
            ---------------------------
                   Иллюстрация 1.

Забудьте о ваших глупых претензиях, лучше взгляните, насколько этот блог прекрасен.

Collapse )
pirate

Сдача проекта

Совершенно случайно, вне какой-либо причинно-следственной связи, вспомнил забавную историю из девяностых. Я подвизался на ниве создания плохого программного обеспечения на заказ. Да и откуда было взяться хорошему, если из учебников у нас было пособие по программированию на калькуляторе «БК-32», из старших товарищей, способных посоветовать что-нибудь дельное — оператор машинного зала в институте отца, предпочитавший использовать перфокарты для вычислений при помощи шариковой ручки, а из доступной базы знаний — полученный ревёрс-инжинирингом код драйвера видеокарты.

Один из заказчиков оказался не особо удовлетворен результатом. Случай не редкий, люди ожидали, что слепленный на коленке за несколько бессонных ночей код бухгалтерского учета будет не только позволять изменять вручную счетные поля, но и бегать за пивом по воле хозяина. Я старался брать умеренную предоплату и безропотно возвращал гонорары, если результат принимающую сторону не устраивал. Такое поведение позволило мне дожить до седин.

Но один клиент оказался совершенно упертым. Он считал, что раз уж я взялся, то обязан ему отныне и присно. Слово за слово, дело быстро дошло до «забитой стрелки». Я сослался на неказистое материальное состояние и предложил встретиться поговорить в рюмочной на Стремянной. Я явственно видел, как на том конце телефонного провода губы повелителя жизни скривились в брезгливой ухмылке, но расчет оказался верным: все они еще несколько лет назад пили портвейн в проходных дворах за бакалеей, из заботливо высушенных бумажных стаканчиков, помнящих вкус фруктового мороженого по семь копеек.

Забились на шесть вечера.

Я нарисовался в рюмочной в четыре, со всем авансом, полученным за эту работу. В шесть двери распахнулись и мы увидели чувачеллу в малиновом пиджаке и троих его секретарей, в абибасе. Все как полагается, без проволочек. С порога он принялся рассказывать, как недолго мне осталось коптить небо и почему лучше бы я родился во Владивостоке в семье зажиточного японца (эту часть я от волнения слушал не очень внимательно и до сих пор теряюсь в догадках, почему же). К моему счастью, чувак не учел одного.

Я не терял даром время с четырех до шести. Мне удалось успеть «повторить по сто и половинке томатного» для всех завсегдатаев четыре раза. На этом аванс закончился. Поэтому когда мой заказчик закончил свою приветственную пламенную речь, чтобы обратиться к буфетчице, в его сторону выдвинулся кортеж из трех завсегдатаев. Старшой, спившийся КМС по боксу, которого весь район знал по погонялу Шипа, положил свою тяжелую ладонь ему на грудь и вкрадчиво поинтересовался: «Ты чего расшумелся?». Абибасы как-то заметно приуныли. Это был не тот уровень охраны, чтобы ожидать пару смит-и-вессонов в каждом кармане. Шипа вопросительно молчал.

Клиент заюлил. Шипа убрал руку с его груди и тем же мятным голосом продолжил: «Выпить зашел — заходи. Но шуметь не нужно. Здесь этого не любят».

Самое удивительное, что театр абсурда, покоривший улицы Ленинграда в девяностые, не позволял вернуться в реальность ни на мгновение. Спустя пару минут мы уже пили с заказчиком и обсуждали, как же можно сделать так, чтобы все всех устроило. До этого я вел переговоры с его помощницей, которую он отрядил договариваться «со студентом», как самую умную. При этом то ли она его не поняла вовсе, то ли нарочно мстила за что-то, но хотел он мало того, что совершенно другого, так и в целом легко исполнимого. Мы расстались очень довольные друг другом, и спустя неделю я приехал к нему в офис, который он держал в контейнере за задворках стихийного рынка на Академической. Показал программу. Радовался он как дите, я не шучу. Кажется, он при мне отдал распоряжение «купить такой же компьютер домой, для детей, чтобы такие же умные выросли».

Это был единственный клиент из более, чем трех десятков, который подарил мне бутылку коньяка сверх гонорара. Прощаясь, он мне сказал: «А ведь я тогда тебя всерьез покалечить хотел, здорово, что ты этот трюк с рюмочной придумал».

Противоречивое было время.
pirate

На смерть Виктора Сосноры

В комнате, душной от напыщенных споров,
  прокуренной, как коридор в квартире в Купчино,
  было не протолкнуться от мнений — разрозненно кучных,
  барышень накрашенных, невыносимо скучных.
И вдруг кто-то сказал ошарашенно: умер Виктор Соснора.

Любые новости, с самым отчаянным накалом —
  не заставляют себя ждать — врываются в двери,
  в распахнутые окна — как дикие неосторожные звери.
  Мы искушены, мы не стесняемся испытывать недоверье
ко всему, что распространяется по интернет-каналам.

В этот раз все было совсем по-другому.
«Умер Виктор Соснора» — сказал кто-то, отрешенно глядя
  в телефон, машинально отбрасывая со лба налипшие пряди,
  и обводя пространство взглядом, как на параде,
испуганным, и страстным одновременно, словно впал в кому.

Я вспомнил ЛИТО в Ленинграде. Девяностые пространные наши.
  Скрипучий голос, на кровоточащие куски силлабику ру́бящий.
  Необъяснимые одежды, то ли камзол — то ли рубище.
  Мы слушали завороженно. Ласково? — Грубо же!
Эпитеты, невозможные, до дрожи, — сковывает, шабашит.

Будет струиться слово, ласково, затейливо, споро,
  многие строки, как многие лета — на лацкан нашиты временем.
  Редкий инструмент так бывает настроен. Кременем
  искристого слога нам выжег тавро анапеста на темени —
а вчера умер
              Виктор Соснора.
pirate

Хроники

Жизнь течет своим чередом, накопилось всякого до хрена, вот, галопом по Европам:

— покатались по Португалии и по Андалусии
  — Вальядолид
  — Порту, Лиссабон, Лагуш, Сагреш
  — Севилья, Гранада, Кордоба, Мурсия
Закат в Эшпозенде фотографировал, пока не сел телефон. Вот https://yadi.sk/a/dX64cYua58G4Yw (там много трафика и очень много прекрасного).
Лагуш — самая юго-западная точка Европы. Океан прекрасен. Португальский язык — очень простой, берешь испанский и меняешь местами «р» и «л», «м» и «н», и «б» и «в». И шипишь.

Доотвечался на SO до золотой метки в Elixir. Пятый в мире по их рейтингу. Единственный в мире в топ-20 и по руби, и по эликсиру.

Выпустил три библиотеки в open source, все меньше пишу кода под NDA, все больше — для людей.

Много пишу в англоязычный блог про руби и эликсир. Нахожусь в постоянной конфронтации с основателями площадки, потому что они очень ратуют за политкорректность и дружелюбность, а я не такой. Как и всю мою жизнь, меня любят и ценят, но стараются ограждать от нормальных людей.

Было что-то еще, забыл что. Вспомню — напишу. Всем ❤.
pirate

Onze de Setembre

Утро началось с заголовка «Для всех каталонцев 11 сентября — величайший праздник». Подумываю перевести на английский и попытаться тиснуть в NY Times. На всякий случай, историческая справка.

По случаю праздника предлагаю проект нового флага Москвы (рабочее название — «Эстекада»):
Проект нового флага Москвы: Эстекада

Русскоязычный твиттер в последнее время читать стало вообще невозможно: имбецилы, поддерживающие лобстероеда — против дегенератов, поддерживающих дубинки в качестве меры пресечения.

Уеду в провинцию, к морю, и выращу сад,
  под тяжестью спелых олив гнутся ветви, и алый закат.
А изгородь будет — увитый лозой виноград:
  Риоха, Рибера, Руэда, Риас, Приорат.
pirate

Do the math

Total: $20.41; 20% of sale = $3.75

Супруга вернулась из командировки, разбирала чеки. Вот, говорит, смотри, как удобно: сразу высчитаны и выписаны чаевые в процентах.

Первый вопрос, которым я задался, взглянув на чек, был: программистам недоплатили, или они так борятся против системы? Второй: а может, американцев действительно никогда не было на луне? С такой арифметикой они легко могли втыкать свое полотнище в красный марсианский грунт.
pirate

☆ ☆ ☆

коммунизм с его пенсиями, соцпомощью, бесплатным жильём, льготами, отоплением и электричеством строили те, у кого НИЧЕГО этого не было. А Союз развалили те, у кого это уже всё было.

Не толерантно про пенсию | VK

Совершенно блистательный текст.

pirate

Охуевшие бриты

Как, наверное, известно моим немногочисленным друзьям и коту, у меня весьма ограниченное количество принципов. Один из них — ну не прям принцип-принцип, но все же — в последние 5 лет я не езжу в Англию и Штаты. Я и раньше, прямо скажем, не каждый месяц мотался, но теперь не езжу осознанно. Мягко, но настойчиво отказываюсь от командировок, например. Если нашей compliance team, которая в Лондоне, что-то нужно — они прилетают в Барселону. Я доставляю конторе не так много проблем, чтобы не потакать такой незначительной блажи.

А вот супруга — наоборот. Не брезгует. Американскую визу она шлепнула когда была проездом в Мадриде, а тут по работе потребовалась британская.

Имею вам сказать, что бриты охуели совершенно. Мало того, что в анкете они спрашивают, помимо ста пятисот пунктов нерелевантного прочего, какой у тебя доход после налогов (ни одна страна так больше не позорится), так еще и виза, оказывается, стоит почти пятьсот фунтов. Пятьсот! Нет, деньги, разумеется, не свои, контора оплатит, но — сука — пятихатка за право пересечь границу Великобритании! Ебануться.

Я в шоке. Не ту страну назвали Гондурасом.

Интересно, кроме олигархов, командировачных и уебанов туда хоть кто-то еще ездит?