December 26th, 2014

current

Испания по выходным ⇒ Tàrrega

В Тарреге неожиданно оказалось зябко и очень туманно. Город особо ничем не примечателен, но парк Сан-Элои определенно заставит вернуться сюда весной.

На обратном пути пришлось заехать греться в Ихуаладу, город гениальных логотипов. В коллекцию к Парикмахерской Артемия Лебедева добавились:

«Не кричите, оно глухое!»:
Не кричите, оно глухое!

и «Бля, как же меня заебало рисовать логотипы!»:
Бля, как же меня заебало рисовать логотипы!
current

Как проехать дальше

Летом я гнал машину из Москвы в Барселону. У нашего кота тонкая душевная организация, поэтому был разработан план его транспортировки: прямо у трапа самолета я должен был встретить супругу с переноской. А для этого требовался автомобиль. В общем, я выехал за неделю и неспешно двинул на север.

В Ленинграде я навестил маму, оформил годовую страховку на транспортное средство и поехал дальше. Как-нибудь я расскажу про попытку переночевать в городе, само название которого кричало о несбыточности намерений, да и город-побратим Можайск должен был заставить меня задуматься. В общем, Лохья отказала мне в приюте и я доехал до Турку. За сутки — из Москвы. Опоздав на паром (я закладывал гораздо больше времени на прохождение границы; груженая под завязку скарбом машина, конечная цель путешествия — Барселона и туристическая на тот момент виза, с оставшимся сроком пребывания 8 дней в результате вообще не смутили финскую таможню). Отоспавшись в отеле, я вынужден был до вечера ждать паром в Стокгольм. Привычные тридцать километров пешком и последующий здоровый сон на пароме привели к тому, что в Стокгольме я выехал с парома в прекрасном расположении духа, бодрый и готовый к подвигам.

Так я к четырем часам оказался в Треллеборге, где снова сел на паром, проспал шесть часов сном младенца и уже в полночь, вместе с остальными дальнобоями, был пришвартован в Травемюнде. Из чрева парома я выезжал в самой середине большой вереницы фур, поэтому был уверен, что не потеряюсь. Спустя три минуты я обнаружил себя едущим по шоссе, в кромешной темноте и абсолютном вакууном одиночестве. Не знаю, как так вышло. Впрочем, спустя еще минут пятнадцать, вдали забрезжило мерцание слабых огоньков. Я подъезжал собственно к Травемюнде.

Если верить Вике, это пляж, вернисаж, порт и вообще известнейший курорт. Если верить мне, это кромешная дыра (по крайней мере, ночью). На вокзале мне удалось разжиться информацией: ближаший поезд отходит в 5:15. Живых людей видно не было. Я поехал, куда глаза глядят, стараясь придерживаться асфальтированных улиц. Спустя несколько приступов паники, я увидел огни отеля. Внутри различался силуэт портье. Я — от нахлынувшей радости — свернул под кирпич, заехал на тротуар и, не вынимая ключей из замка зажигания, бросился к нему.

Я считал, что по-немецки я немного разговариваю, но перерыв в практике составлял больше десяти лет. Я подскочил к стойке и выпалил:
 — Gut’n ab’nt. Wo ist der Autobahn?

Это был дорогой отель. Звезд, наверное, несколько. Портье был одет в смокинг и, кажется, носил монокль. Он воззрился сквозь меня с тем выражением, которое можно увидеть на фотографиях пресыщенных жизнью манекенщиц и суррикатов. — Вам надо в Любек, — решив, видимо, не утруждать мой мозг избыточными лингвистическими конструкциями, снисходительным тоном поведал страж ключей.
 — Нет, блядь, мне не надо в Любек. Мне надо на автобан. — Пронеслось в моей голове и я тут же споткнулся об отсутствие у меня речевой практики:
 — Зачем мне в Любек? — Растерянно уточнил я.
 — Вам же надо на автобан. — Портье уставился куда-то правее и выше моей головы. У меня чуть не вырвалось: «А кто на первой базе», но я совладал с собой.
 — Мне надо на автобан, — покорно согласился мой нетренированный речевой аппарат.
 — Значит, вам надо в Любек. — Круг замкнулся. Я смирился с необходимостью ночевать в этом же отеле, останавливали меня всего две вещи: я полностью выспался на пароме и я сомневался, что смогу донести до портье нежелание ехать в Любек. Я собрал волю в кулак и выложил козырного туза:
 — Мне не надо в Любек. Мне надо в Барселону.
 — Тогда вам надо на автобан. — Тут же безразлично откликнулся этот страж любекских ворот. Я почувствовал почву под ногами.
 — Да, мне надо на автобан.
 — Дорога в Любек вот там.

Я сдержал слезы отчаяния и вежливо поблагодарил собеседника. Я решил просто ехать от моря.

Довольно скоро я въехал в Любек. А еще спустя десять минут — выехал на A1. Из прибрежного пригорода Любека, коим уже давно стал Травемюнде, попасть на автобан можно только через сам город.