Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

current

Манифест блоггера

Пожалуйста, прекратите оставлять мне недовольные комментарии и слать возмущенные письма. Это мой блог. Я его создал, я регулярно его обновляю, и мне лучше известно, каким он должен быть. Возможно, вам кажется, что этот блог можно как-то улучшить? — Какая чушь! Он именно такой, каким я его задумал. Ваше мнение мне неинтересно.

См. иллюстрацию 1.


            ---------------------------
            !            -            !
            !           { }           !
            !           | |           !
            !           | |           !
            !        .-.! !.-.        !
            !      .-!  ! !  !.-.     !
            !      ! !       !  ;     !
            !      \           ;      !
            !       \         ;       !
            !        !       :        !
            !        !       |        !
            !        |       |        !
            !                         !
            ---------------------------
                   Иллюстрация 1.

Забудьте о ваших глупых претензиях, лучше взгляните, насколько этот блог прекрасен.

Collapse )
2016

Объяснения на пальцах

Только что на перекуре разговор плавно перетек с гипотезы Гольдбаха на теорию множеств и категорий.

Я озвучил любимый трюизм, мол, любая теория должна иметь формулировку, которую поймет и пятилетний ребенок. Коллега возразил, что даже простая арифметика рано или поздно перестает быть интуитивно ясной.
— Вот, к примеру, рациональные числа: как ты объяснишь что такое рациональное число?
— Да запросто, — говорю — вот у нас с тобой есть три яблока и мы делим их пополам…
— Ну хорошо, — не сдается мой собеседник. — А иррациональные?
— Well, consider we have a pie. An apple pie, to be consistent with the previous example...

2016

Надергано из «Физики шутят»

Я так часто в последнее время цитирую эти байки, что решил сохранить в одном месте для удобства.




Прибыв в Принстон, Эйнштейн попросил поставить в его кабинете большую корзину для бумаг, «самую большую».
— Почему большую? — заинтересовались служащие.
— Я делаю много ошибок.

Однажды Альберта Эйнштейна спросили, как появляются открытия, которые преображают мир.
Ученый ответил:
— Очень просто. Все знают, что это сделать невозможно. Случайно находится один невежда, который этого не знает. Он-то и делает открытие.

Однажды к Эйнштейну пришел журналист.
— Как вы записываете свои великие мысли? — спросил он. — У вас есть для этого блокнот или записная книжка?
Эйнштейн посмотрел на журналиста, стоявшего перед ним с записной книжкой, и сказал:
— Милый мой… Настоящие мысли приходят в голову так редко, что их нетрудно запомнить.

Как-то, осматривая обсерваторию Маун-Вильсон, Эйнштейн задержался у телескопа. Впечатляли размеры. 3еркало, например, имело в диаметре 2,5 метра.
— Для чего, собственно, нужен такой гигантский инструмент? — поинтересовалась жена А.Эйнштейна Эльза.
— Его главное назначение заключается в том, — деликатно пояснил директор, чтобы узнать строение Вселенной.
— В самом деле? А мой муж обычно делает это на обороте старого конверта, — сказала Эльза.

В ноябре 1919, вскоре после того, как теория относительности Альберта Энштейна была подтверждена наблюдениями, сделанными во время солнечного затмения (было показано, что траектория света изменяется под действием силы тяжести, как предсказывал Энштейн), Людвиг Зильберштейн подошёл к сэру Артуру Эддингтону (который поддерживал теорию относительности с самого начала) на совместном заседании Королевского Сообщества и Королевского Астрономического Сообщества.
— Профессор Эддингтон, — сказал Зильберштейн, — Вы должны быть одним из трёх человек в мире, кто понимает общую теорию относительности.
Когда Эддингтон растерялся, Зильберштейн продолжил:
— Не скромничайте, Эддингтон.
— Напротив, — нашёлся Эддингтон, — я пытаюсь вспомнить, кто третий.
current

Пункто-наци

Наконец-то я придумал показательный пример, наглядно объясняющий, почему правила расстановки запятых — фуфел.
            ⇓   ⇓
Лимон растет так же, как и апельсин.
Лимон растет, также, как и апельсин.
            ⇑   ⇑
Наверняка запятую после «растет», меняющую смысл, практикующие теоретики умеют объяснить каким-нибудь натянутым за уши на череп языка выдуманным правилом. Правда при этом в том, что запятая тут нужна для передачи интонации. И ни для чего больше.

Так что (при всем уважении к Дитмару Эльяшевичу) я буду ставить запятые там, где им самое место: в интонационных паузах. Письменность придумана для наиболее подробной передачи эпоса, а не для удовлетворения амбиций граммар-наци. Иначе бы все давно использовали эсперанто.
pirate

Точные слова о неточных науках

Существуют в мире точные науки. А значит, существуют и неточные. Среди неточных, я думаю, первое место занимает филология.
— С. Д. Довлатов, «Чемодан»

Неточные науки — бич современного общества. За последние сто лет стало модно получать высшее образование. При этом сама этимология слова «высшее» подразумевает превосходство степени. «Высшее достижение» в спорте — это мировой рекорд. Не результат на уровне третьего разряда, а лучший в своем классе. Людей с высшим образованием не может быть больше десяти процентов; если показатели на уровне пятидесяти, это уже не высшее, а среднее образование. Но за последние сто лет это стало модным. Даже менеджеры среднего звена, которым для успешной работы требуется лишь неуемная коммуникабельность, да отсутствие принципов — и те зачем-то параллельно с офисным присутствием тратят драгоценные вечерние часы на освоение корочек.

Спрос, как известно, порождает предложение. Академий развития одних, вон:

Подсказка по запросу «Академия развития»

Подсказка по запросу «Академия развития»

Нас окружают люди, окончившие институты и университеты по таким причудливым специальностям, что становится обидно за свой диплом инженера. Впрочем, до того, как стало возможным учиться «на менеджера», балласт на судне «высшего образования» цвел не менее пышно. Я попытаюсь максимально необидно (хотя мне, признаться, будет непросто) объяснить, почему «неточные науки» — это оксюморон, порочащий значение самого слова «наука».

Сразу оговорюсь, я не заносчив по отношению к людям, не ставшим профессорами. Более того, я считаю, что даже на нормальных специальностях обучение нужно свести к двум годам плотной базовой теории. Все, что принято преподавать на третьем-шестом курсах — добивается внеклассным чтением в пределах востребованной индивидуумом области за месяц. Но меня дико бесит, когда люди с дипломами всяких «психфаков» и «институтов последовательного сексуального развития» начинают выдавать болезненные представления о мире своих преподавателей за истину в последней инстанции.

Чем хороша точная наука? Точная наука пляшет от печки. Все начинается с аксиоматики. Пусть «круглым» называется херня без углов, а «прямоугольным» — херня с четырьмя равными углами. Тогда вот этот стол — круглый, а вон тот — квадратный. Если мне захочется называть прямоугольное круглым — мне достаточно лишь ввести свою аксиоматику и все силлогизмы останутся верны. Математики, предлагающие новые теории, как правило, вводят помимо аксиоматики еще и новую терминологию. В общей алгебре появляются группы, кольца, поля — которые не ассоциируются по звучанию ни с чем, кроме собственного определения в заданной аксиоматике.

Создатели неточных наук аксиоматикой не заморачиваются. Поэтому определения строить не на чем. Казалось бы. Но тут на сцену выходит прекрасный казуистический прием: а давайте будет оперировать терминами, которые и так всем интуитивно понятны (читай: которые каждый понимает по-своему). Складывается ощущение, что терминология нарочито скопирована из словаря шестнадцатилетней пэтэушницы, чтобы возможных толкований было как можно больше. Я совсем недавно в дружественном журнале увидел протагонистическую «эмоцию» в рамках некоего текста, претендующего на догму. Я способен бесконечно приводить опровергающие примеры для каждого определения этого т. н. термина, потому что любая попытка объяснить своими словами интуитивно понятное без аксиоматики — обречена на провал.

Адепты точных наук любят придирки. Соль математического доказательства в том, что придирки можно смаковать, как ходы красивой шахматной партии. Апологеты наук неточных придирок боятся. Потому что карточные домики их умозаключительных построений рассыпаются от любого столкновения с критичной мыслью.

Точная наука — это набор однозначных выводов из полного непротиворечивого минимально достаточного набора аксиом. Не согласен с аксиоматикой — нормально, никто не против; строй свою и живи в ней. Наука неточная — это документальный фильм о безумных фантазиях несчастных авторов теории. Несогласных принято линчевать, апеллируя к несокрушимым аргументам наподобие «очевидно», «странно, что вы этого не понимаете» и (любимое) «почитайте первоисточники, бессмысленно спорить с профаном». Да на хрена я стану читать первоисточник, если тезисы можно опровергнуть логикой на уровне третьего класса?

Никто в здравом уме не поверит и в эмпирическую теорию (хотя, конечно, они не так страшны, как умозаключительные). Эмпирическую теорию можно принять, допустить, использовать — но лишь с оглядкой на ее вероятную несправедливость. Поэтому, дорогие мои немногочисленные читатели, заклинаю вас всеми силами: даже если вам нравится какая-нибудь неточная теория, вы считаете, что она абсолютно верна, и вы с успехом ею пользуетесь уже на протяжении сотни лет… помните! — люди разные, и если вы начнете применять гипотезы этой дисциплины к окружающим — может случиться и так, что результатом станет ушат холодной воды, или даже левый джеб. «Their tastes may differ», — как сказал однажды Бернард Шоу, правда, по другому поводу.

pirate

Засим остаюсь искренне ваш

Выскажу смелую гипотезу: вы, мои дорогие читатели, наверняка пользуетесь электронной почтой. Хотя бы от случая к случаю.

Если бы я был Артемием Лебедевым, я бы написал, что сам пользуюсь электропочтой с тридцатых годов прошлого века, отправил за это время 116 петабайт текста и продолжаю получать не менее восьмисот тысяч писем в день. Но я, к счастью, не он.

Эпистолярный жанр, тем не менее, я умею и люблю. Подписывать исходящую корреспонденцию «Алексей Матюшкин, эсквайр» мне представляется скучным, поэтому уже 15 лет я в конце письма предваряю свои паспотные и прочие данные — загадочным:

-- 
.....А

Люди, которые имели счастье вести со мной переписку любой степени деловитости, это знают. Я слышал, что письма от меня легко искать, даже, если не помнишь точно адрес отправителя, или переписка велась с нескольких ящиков. Внезапно меня заинтересовало: а вы, дорогие мои, просто заунывно пишете фамилию, должность и прочую телефонно-адресную поебень, или подошли к вопросу с огоньком и фантазией?

pirate

Красивая антинаучная теория

Не так давно мимо меня несколько раз проскальзывал термин «Эффект бабочки». Теория с одной стороны красивая, с другой — абсолютно невнятная. Сегодня я неожиданно, в совершенно посторонней дискуссии, не касавшейся теории хаоса вообще никаким краем, — понял, как сформулировать этот эффект понятным для ребенка образом.

Это закон сохранения энергии, или, если хотите — закон возрастания энтропии в необратимых процессах. Странно, что это не приходило в голову Эдварду Лоренцу, ведь понятие энтропии появилось за сто лет до его работ. Ну да ладно.

Вот, совсем на пальцах. Сделали вы, скажем, сегодня что-то хорошее, а результата не видно. Это вовсе не означает, что его нет — он есть, просто не здесь и не сейчас. И чем дальше от вас произошло что-то хорошее — тем оно будет сильнее, больше, ибо добро имеет обыкновение прирастать добром. Точно так же, как энтропия все время растет — и если взмах крыльев бабочки аукнулся не сдутым лепестком в сантиметре от нее, но в тысячах километрах — энтропия успеет ого-го как вырасти.

Я это к тому, что глупо и подло ожидать эффект от своих хороших поступков прямо сразу. Он будет слабее и менее выразителен, чем если это твое добро успеет облететь земной шар. А вернуться — оно обязательно вернется, ведь наша планета — более-менее замкнутая система.

Иными словами, как аукнется — так и откликнется.

  • Current Mood
    x-Posted from mudasobwa.ru
pirate

Аксиоматика веры

Неделю я пытаюсь сформулировать со свойственной мне блистательной лаконичностью (не путать с лаконичной блистательностью!) некий тезис, но внятности добиться не могу. Посему уповаю на вашу помощь.

Антагонизм (или комплементарность, кому как нравится) веры и знания — может быть прекрасной моделью аксиоматики и ее следствий (теорем).

Иными словами, как (если Гёдель, конечно, не врет) без аксиоматики ничего не докажешь, так и без веры — невозможно познание. Правильная аксиоматика должна быть полной и непротиворечивой. Знание постепенно вытесняет «избыточную» веру (наподобие прямой зависимости завтрашнего дождя от силы бития в бубен), делая систему все более и более непротиворечивой. Знание никогда не заменит веру полностью, но оно способно потеснить ее вплоть до «полноты».

Если вообразить себе отрезок [0, 1], где единица — это чистое знание, а нуль — абсолютная вера, то где-то посередине находится точка «баланса», точка равновесия, точка необходимости и достаточности для достижения полного познания.

Тут, впрочем, возникает интересный вопрос: а что случится (кроме того, что мы обидим старика Гёделя), если провести умозрительный эксперимент «получения дополнительного знания». Допустим, каким-либо образом мы, достигнув точки равновесия, обогатимся избыточным знанием. Например, свыше :-). Что произойдет в этот момент? Система пойдет вразнос, поскольку с помощью этого «джокера» мы сможем продолжить получение знания и дальше (правда, насколько могу судить, энтропия начнет уменьшаться, ибо в каком-то смысле она является мерой «веры», ну так у нас тут и теорема о неполноте нарушена, а снявши голову по волосам не плачут). Далее мы либо полностью перестанем нуждаться в вере, которую полностью вытеснит знание, — либо достигнем еще одной точки равновесия (экстремумов у Вейерштрассе может быть вообще-то много). Вариант абсолютного знания малоинтересен, мир закуклится и мы свернемся по всем пяти измерениям. Но вот если в нашей модели предположить наличие второй точки «баланса»…

Энтропия снова начнет расти, а система предоставит вере еще один шанс. Вера начнет отвоевывать отданные редуты обратно. Соотношение веры и знания так и будет колебаться между этими двумя экстремумами.

Вот так я, например, склонен объяснить египетские пирамиды.
  • Current Mood
    x-Posted from mudasobwa.ru
  • Tags
    ,
pirate

Человек — полупроводник

Да-да, вы не ослышались, я это сказал. Средний человек — по сути своей — по способностям и умениям — лучше всего описывается зонной теорией полупроводников. В нормальном состоянии повседневности индивидуум живет в валентной зоне. Его внутренний мир забит — как решетка диэлектрика — поступками, помыслами, суетой. Мечты же — лежат в области зоны проводимости. И чем шире запрещенная зона — тем меньше шансов на их воплощение.

Применение этой модели позволяет понять достаточно много поведенческих аспектов, объяснение которых псевдопсихологи эмпирически высасывают из пальца.

Начнем с простого: «пока гром не грянет, мужик не перекрестится» — это просто парафраз «электронам необходим определенный уровень внутренней энергии для высвобождения из атома […] энергия появляется в них при повышении температуры».

Далее. Сангвиники — чистые проводники. Меланхолик — диэлектрики. Холерики и флегматики — полупроводники, «n-» и «p-» типов соответственно. Попробуйте сравнить шаблоны поведения представителей разных типов темперамента с проводимостью тока в твердом теле — и удивитесь, насколько они тождественны.

Успешный брак — полупроводниковый диод. Используется для выпрямления переменного тока. Принцип действия — идеальная модель, со всеми вытекающими.

Я могу привести еще тысячу примеров, но, полагаю, каждому будет интересно поиграться в эту аналогию самому.