Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

current

Манифест блоггера

Пожалуйста, прекратите оставлять мне недовольные комментарии и слать возмущенные письма. Это мой блог. Я его создал, я регулярно его обновляю, и мне лучше известно, каким он должен быть. Возможно, вам кажется, что этот блог можно как-то улучшить? — Какая чушь! Он именно такой, каким я его задумал. Ваше мнение мне неинтересно.

См. иллюстрацию 1.


            ---------------------------
            !            -            !
            !           { }           !
            !           | |           !
            !           | |           !
            !        .-.! !.-.        !
            !      .-!  ! !  !.-.     !
            !      ! !       !  ;     !
            !      \           ;      !
            !       \         ;       !
            !        !       :        !
            !        !       |        !
            !        |       |        !
            !                         !
            ---------------------------
                   Иллюстрация 1.

Забудьте о ваших глупых претензиях, лучше взгляните, насколько этот блог прекрасен.

Collapse )
pirate

Охуевшие бриты

Как, наверное, известно моим немногочисленным друзьям и коту, у меня весьма ограниченное количество принципов. Один из них — ну не прям принцип-принцип, но все же — в последние 5 лет я не езжу в Англию и Штаты. Я и раньше, прямо скажем, не каждый месяц мотался, но теперь не езжу осознанно. Мягко, но настойчиво отказываюсь от командировок, например. Если нашей compliance team, которая в Лондоне, что-то нужно — они прилетают в Барселону. Я доставляю конторе не так много проблем, чтобы не потакать такой незначительной блажи.

А вот супруга — наоборот. Не брезгует. Американскую визу она шлепнула когда была проездом в Мадриде, а тут по работе потребовалась британская.

Имею вам сказать, что бриты охуели совершенно. Мало того, что в анкете они спрашивают, помимо ста пятисот пунктов нерелевантного прочего, какой у тебя доход после налогов (ни одна страна так больше не позорится), так еще и виза, оказывается, стоит почти пятьсот фунтов. Пятьсот! Нет, деньги, разумеется, не свои, контора оплатит, но — сука — пятихатка за право пересечь границу Великобритании! Ебануться.

Я в шоке. Не ту страну назвали Гондурасом.

Интересно, кроме олигархов, командировачных и уебанов туда хоть кто-то еще ездит?
pirate

Q/A aka ?™

Если вы что-то хотите у меня спросить про Испанию, Каталонию, жизнь в Барселоне и т. д. — спрашивайте в комментариях к этой записи.

Она тут повисит некоторое время.
pirate

Бриты, Лесото и Пара Йебар

Я езжу на работу к шести утра. Прохладно, немноголюдно, тихо. Я люблю это время суток больше всего.

Башня, в которой расположен наш офис, прыщом торчит между двух пляжей: Барселонета и Икария. Вдоль каждого из пляжей располагаются маленькие ресторанчики, многие из которых ночью превращаются в клубы. Когда я иду на работу, навстречу мне плотным потоком струятся группки в меру угашенной молодежи. Если не попадутся бриты — можно дойти до офиса без единого эксцесса.

Бытует мнение (преимущественно среди наших нелегалов, насколько могу судить), что испанцы — бережливые, а каталонцы — так и просто жадные. Я у них деньги пока не клянчил, поэтому судить не берусь. Но вот сегодня, кажется, я почти в это поверил; по крайней мере, насчет некоторых из них. В районе улицы Москвы (это ж Олимпийская деревня, тут все улицы примерно так и названы) дорогу мне пересекла компания человек из шести. Шумные, пьяные, веселые, идут — общаются. И размахивали бы руками, если бы каждый не нес упаковку, в которую в кафе складывают недоеденную пищу. Doggy bag, если вы изучали американский английский. Para llevar, если вы хотите, чтобы вас поняли в Испании.

Из ночного клуба.
В половине шестого утра.
Компания.
Пьяных.
Людей.

И у каждого в руках — по контейнеру.

Может, и правда — жадные? Или просто бережливые?


А потом, уже на подходе к офису, наткнулся на ожесточенно спорящих с очень красивой негритянкой — молодых людей. При виде меня они замахали руками, один шагнул в мою сторону и очень вежливо (на Usted) спросил:
— Простите, не поможете разрешить наш спор?
— Да, — не менее вежливо, но гораздо менее многословно, отозвался я.
— Вы знаете, какая столица у Лесото? — и кивнул в сторону барышни.
— Конечно, — ответил я. — Масеру.

В моем детстве не было плейстейшенов. Я занимал себя чтением Брокгауза и разглядыванием политической карты мира, которая висела у нас на стене. Я даже флаг этого южноафриканского анклава до сих пор примерно помню. Негритянка просияла.

Я очень жалею, что у меня не было под рукой в этот момент фотоаппарата. Потому что если кому-нибудь когда-нибудь потребуются иллюстрации для диссертации «Мимическое выражение крайних степеней охуения» — лучшей картинки будет не найти.
2016

Мыслепреступление и увольнаказание

Мне, к счастью, ничего от американской т. н. культуры не нужно, поэтому я просто охуеваю тут втихомолочку, а не в панике собираю вещи.
Это все, что я имею сказать про скандал в Гугле. Хотел было поморализаторствовать, но решил, ну его к лешему. Лучше поднакопившихся фотографий покажу.

Кабанчик

На Тибидабо живут кабанчики: мне давно рассказывали. Мы, вообще-то, ехали встретить рассвет, но встретили вот его. Обстоятельный, что медсестра у дантиста: ходит неспешно, собирает всякое говнецо, оставленное гостями смотровой площадки с вечера.

Collapse )
current

Один мой день

Ни с того, ни с сего, решил не выпускать телефон из рук целый день. Вот, что из этого получилось.


Утром выходишь, на улице тепло. Солнце еще не вышло из-за домов. Летом я стараюсь
отчаливать на работу не позже семи.
Collapse )
current

Гимн аборигена

Неспокойно нынче в Барселоне.
Кончилась зима — и получи.
К нам, аборигенам, снова ломят
парижане, боннцы, москвичи.
Проникающие всюду, словно сепсис,
лишь отцвел акацией апрель —
по спокойным улочкам Лессепса
ломятся приезжие в Гуэль.
Понаехали, довольные уроды!
Красноногий, юркий словно глист —
двадцать кубометров кислорода
истребляет в день один турист.
Гауди́, зараза, понастроил
ебанутых зданий, хрыч тупой —
вот и едут по́ двое, по тро́е,
семьями, кагалами, толпой.
Местный житель я который месяц —
вот мой меморандум, идиот:

Радуйся, турист, гуляй и смейся —
день последний твой уже грядет!

current

Испания по выходным ⇒ Sant Feliu de Guíxols

В Педральте — пригороде Сан-Фелиу де Гишоля — оказывается, находится самая крупная в Европе «качающаяся скала». А в самом Гишоле — уникальная климатическая коллизия типа «идеал».

Погоду с фотографий не срисуешь; скалу со всех ракурсов и монастырь, впрочем, можно рассмотреть.
current

Как проехать дальше

Летом я гнал машину из Москвы в Барселону. У нашего кота тонкая душевная организация, поэтому был разработан план его транспортировки: прямо у трапа самолета я должен был встретить супругу с переноской. А для этого требовался автомобиль. В общем, я выехал за неделю и неспешно двинул на север.

В Ленинграде я навестил маму, оформил годовую страховку на транспортное средство и поехал дальше. Как-нибудь я расскажу про попытку переночевать в городе, само название которого кричало о несбыточности намерений, да и город-побратим Можайск должен был заставить меня задуматься. В общем, Лохья отказала мне в приюте и я доехал до Турку. За сутки — из Москвы. Опоздав на паром (я закладывал гораздо больше времени на прохождение границы; груженая под завязку скарбом машина, конечная цель путешествия — Барселона и туристическая на тот момент виза, с оставшимся сроком пребывания 8 дней в результате вообще не смутили финскую таможню). Отоспавшись в отеле, я вынужден был до вечера ждать паром в Стокгольм. Привычные тридцать километров пешком и последующий здоровый сон на пароме привели к тому, что в Стокгольме я выехал с парома в прекрасном расположении духа, бодрый и готовый к подвигам.

Так я к четырем часам оказался в Треллеборге, где снова сел на паром, проспал шесть часов сном младенца и уже в полночь, вместе с остальными дальнобоями, был пришвартован в Травемюнде. Из чрева парома я выезжал в самой середине большой вереницы фур, поэтому был уверен, что не потеряюсь. Спустя три минуты я обнаружил себя едущим по шоссе, в кромешной темноте и абсолютном вакууном одиночестве. Не знаю, как так вышло. Впрочем, спустя еще минут пятнадцать, вдали забрезжило мерцание слабых огоньков. Я подъезжал собственно к Травемюнде.

Если верить Вике, это пляж, вернисаж, порт и вообще известнейший курорт. Если верить мне, это кромешная дыра (по крайней мере, ночью). На вокзале мне удалось разжиться информацией: ближаший поезд отходит в 5:15. Живых людей видно не было. Я поехал, куда глаза глядят, стараясь придерживаться асфальтированных улиц. Спустя несколько приступов паники, я увидел огни отеля. Внутри различался силуэт портье. Я — от нахлынувшей радости — свернул под кирпич, заехал на тротуар и, не вынимая ключей из замка зажигания, бросился к нему.

Я считал, что по-немецки я немного разговариваю, но перерыв в практике составлял больше десяти лет. Я подскочил к стойке и выпалил:
 — Gut’n ab’nt. Wo ist der Autobahn?

Это был дорогой отель. Звезд, наверное, несколько. Портье был одет в смокинг и, кажется, носил монокль. Он воззрился сквозь меня с тем выражением, которое можно увидеть на фотографиях пресыщенных жизнью манекенщиц и суррикатов. — Вам надо в Любек, — решив, видимо, не утруждать мой мозг избыточными лингвистическими конструкциями, снисходительным тоном поведал страж ключей.
 — Нет, блядь, мне не надо в Любек. Мне надо на автобан. — Пронеслось в моей голове и я тут же споткнулся об отсутствие у меня речевой практики:
 — Зачем мне в Любек? — Растерянно уточнил я.
 — Вам же надо на автобан. — Портье уставился куда-то правее и выше моей головы. У меня чуть не вырвалось: «А кто на первой базе», но я совладал с собой.
 — Мне надо на автобан, — покорно согласился мой нетренированный речевой аппарат.
 — Значит, вам надо в Любек. — Круг замкнулся. Я смирился с необходимостью ночевать в этом же отеле, останавливали меня всего две вещи: я полностью выспался на пароме и я сомневался, что смогу донести до портье нежелание ехать в Любек. Я собрал волю в кулак и выложил козырного туза:
 — Мне не надо в Любек. Мне надо в Барселону.
 — Тогда вам надо на автобан. — Тут же безразлично откликнулся этот страж любекских ворот. Я почувствовал почву под ногами.
 — Да, мне надо на автобан.
 — Дорога в Любек вот там.

Я сдержал слезы отчаяния и вежливо поблагодарил собеседника. Я решил просто ехать от моря.

Довольно скоро я въехал в Любек. А еще спустя десять минут — выехал на A1. Из прибрежного пригорода Любека, коим уже давно стал Травемюнде, попасть на автобан можно только через сам город.

pirate

Чужой трамвай

Пятнадцать лет назад американцы в Ленинграде были в новинку. Как и наш небольшой припортовый провинциальный городишко — американцам. Поэтому Джим и Мэтт прилетели на понедельничную «встречу» субботним утром, оповестив об этом только нас с коллегой. Они хотели посетить музей Калашникова, вкусить русской водки и, кажется, посмотреть на живого медведя с балалайкой у стен Кремля.

Мы быстро объяснили гостям, что Кремль перевезли после распада СССР в Москву, которая отсюда как Нью-Йорк из Фриско, угостили их завтраком с водкой вместо чая и повели в Артиллерийский на внезапно оказавшуюся там выставку автоматического оружия. День обещал быть ярким.

Мы умело чередовали культурную программу с субкультурной. В малюсеньком магазинчике на Большом проспекте Петроградки Джим наткнулся на прилавок с компакт-дисками и, чтобы не тратить драгоценное время на ерунду, купил весь ассортимент. Серьезно. Не знаю, что он сделал потом с концертами Алены Апиной, но его глаза, рассматривающие диск «все операционные системы» стоимостью полтора доллара я иногда вспоминаю до сих пор.

Мы научили их играть на русском бильярде и показали эрмитажного павлина, которого, почему-то, в эту субботу завели в счет следующего четверга. Нам разрешили покататься на картах, не выпуская бутылки пива из рук, пустили на «Аврору» и в ночной клуб «Метро». С удивлением обнаружив, что на танцполе никто не понимает прозрачных намеков (эти два дебила решили, что в тынц-тынц-грохоте все без исключения девицы легко разберут их беглый пьяный американский), гости запросились домой, в гостиницу. Светало. Я предложил для закрепления впечатлений доехать до гостиницы на трамвае. Идея тогда показалась блестящей, как и все идеи, возникающие в половине шестого утра после разгульных суток. По противоположной стороне загромыхал подъезжающий вагон. Мэтт припустил под красный. Действовать надо было решительно, тут не до подбора слов. Бедолага был на волоске от поездки в недра Купчино. И мы с коллегой не сговариваясь заорали:
— Matt, stop. It’s an alien tram!